Корея - Рефераты по географии

Страница: 3/10

Не менее жестко гос-во в Южной Корее контролирует иностранный капитал.Важно отметить, что прямые иностранные капиталовложения с 1967-1986гг. составляют менее 2% от совокупных валовых инвестиций. Южная Корея стремится привлечь не всякие иностранные инвестиции, а только те, которые вписываются в общую стратигию ее развития. Поэтому не менее 2/3 иностранных капиталовложений концентрируются в таких приоритетных отраслях, как химия, машиностроение и электроника. Таким образом мы имеем "трехсторонний альянс": государство - местный капитал - иностранный капитал. Но при несомненном соблюдении интересов всех трех сторон, гос-во является единственным полностью самостоятельным участником, решения которого обязательны для всех остальных. Также заслугой гос-ва является централизованное планирование с использованием средне-и-долгосрочных планов и целевых программ, с установлением порой конкретных производственных заданий и сроков их выполнения, со строгой системой контроля хозяйственной деятельности и безжалостным экономическим уничтожением неудачников. В сущности, экономика Южной Кореи представляет наиболее гармоничное сочетание планового и рыночного способов ведения хозяйств. Если очень коротко говорить, то именно формирование и умелое использование такого механизма и позволило Южной Корее в относительно сжатые сроки преодолеть барьер слаборазвитости и занять остойное место в мировой цивилизации.

ИМПОРТ ТЕХНОЛОГИЙ

Наряду с привлечением иностранных инвестиций, начиная с 80-х годов экономическая политика Южной Кореи была направлена на привлечение из-за рубежа современных технологий. хотя в силу различных причин объемы заимствований в области технологий были не столь значительными, как в сферах заемных средств и прямых капиталовложений, ее роль в переводе южнокорейской экономики на современные рельсы и в приобщении страны к достижениям НТР была тем не менее достаточно высока. Для широкого внедрения современных технологических процессов необходимо было и приобретать соответствующую технику. Среди закупаемой техники, непосредственно не связанной с производстенными процессами, преобладающее место занимали транспортное оборудование и подвижной состав, электроприборы и аппаратура. По условиям заключаемых контрактов подобного рода поставки финансировались кредитами из расчета 3% годовых с погашением задолженности в трехлетний срок.

Помимо указанного Южная Корея была вынуждена приобретать и машинное оборудование, непосредственно используемое в производственных процессах. Как правило, закупки станков и агрегатов сопровождались приобретением прав на использование технологических процессов. Потребность в них увеличивалась с каждым годом. Соответственно росли и отчисления на оплату как самой техники, так и технологии "now how". Всего за 1962-1982гг. между Южной Кореей и развитыми капиталистическими странами была зафиксирована 2281 сделка на приобретение технических "now how" на общую сумму 681 млн. $, что составило 47,7% суммы прямых инвестиций за тот же период.

Львиная доля сделок, связанных с приобретением производственного оборудования и связанных с ним "know how", заключалось с японскими бизнесменами (56,4%), хотя к сотрудничеству с южнокорейскими фирмами на этом поприще они приступили на 4 года позже чем американские и прочие деловые круги.

Доминирующим был и удельный вес Японии в суммах южнокорейских отчислений за используемую технику и технологии. Всего за 10 лет (1967-1977) японские предприниматели получили 52 млн.$ (59%), тогда как за 15-летний срок (1962-1977) Америке и Западной Германии досталось соответственно 24.3 млн.$(27.7%) и 4.4 млн.$(5%).

1975г. 64.1% всех отчислений за использование иностранной техники и технологий падало на долю США и Японии 4796 и 7074 млн.$. Отмечая исключительно высокую степень зависимости от этих двух стран, южнокорейская ассоциация Внешней торговли 17 июля 1976г. выступила с призывом незамедлительно диверсифицировать источники, из которых заимствуются и внедряются техника и технологии. Однако побудительным мотивом этого призыва служили не только количественные расчеты.

По оценкам Национального Института Науки и техники выходило, что только 30% "now how"(заимствованных и США и стран Западной Европы) можно было отнести к передовым технологическим процессам, а оставшиеся 70%(внедрявшиеся через посредство Японии) оценивались как отсталые и устаревшие.

После проведенного исследования в Южной Корее был создан Консультационный Центр по привлечению технологии, который давал (при консультации иностранных специалистов) предварительные оценки "now how", намеченных к внедрению, с целью устранения негативных факторов.

В свете изложенных данных хотелось бы отметить и то, что бывали случаи (причем, далеко не единичные),когда японские фирмы продавали какое-либо оборудование по спекулятивным ценам при том, что выпускаемая на этом оборудовании продукция не отвечала принятым стандартам. О подобного рода казусах южнокорейская пресса сообщала неоднократно, и,видимо, отнюдь не случайно в середине 70-х годов сеульские власти приняли ряд мер,направленных на диверсификацию источников не только займов, но и технической помощи.

Однако, на практике произошла диверсификация не источников займов, а диверсификация технологических процессов в сфере распределении по отдельным отраслям южнокорейской промышленности.

Рассмотрев в целом положение с заимствованием извне современной технологии на длительном отрезке времени, проследим теперь динамику этого процесса. Заимствование иностранной техники и технологии распадается на три периода. В течение первого периода (1962-1966) число сделок и их стоимость выражалась минимальными величинами. Это объяснялось с одной стороны, ограниченностью задач, а с другой стороны- нестабильностью политической обстановки в Южной Корее и отчасти проистекающим отсюда неверием деловых кругов из развитых капиталистических стран, что их оборудование и технологии попадут в надежные руки. Во время второго периода Южная Корея по-настоящему приступила к реализации программы индустриализации. Создание абсолютно новых для страны отраслей производства обусловило резкое возрастание потребностей в современной технологии, что привело к обильному притоку зарубежных "now how".

В течение второго периода наблюдается быстрый рост как числа заключенных сделок (в 9,6 раза), так и сумм корейских отчислений за заимствованную технику и технологию (в 35,5 раза) . Очевидное превосходство второй из названных цифр является свидетельством того, что в Южную Корею стали поступать сложная техника и дорогая технология.

Характерные черты третьего периода (1977-1988) определяются переходом к "новой стадии индустриализации", основные задачи которой сводились к тому, чтобы осуществить постепенный переход от производства трудоемкого к производству капиталоемкому и техноемкому.

Выполнение кардинальных задач завершающей стадии индустриализации упиралось в проблему заимствования и внедрения новейшей техники и передовой технологии.

В апреле 1979 года корейские власти внесли очередные

поправки в правила привлечения иностранной технологии и осуществили таким образом вторую фазу либерализации.

Новые правила запрещали покупку технологий:

1. если контракты предусматривалось всего лишь простое использование образцов, фабричных марок и торговых знаков;

2. если контракты имели в виду только продажу сырьевых материалов или отдельных компонентов, деталей и узлов для предполагаемой продукции

3. если контракт содержал несправедливое и ограничительные условия относительно экспорта намечаемых к выпуску изделий;

4.если контрактом предлагалось технология устаревшая, несовершенная, или с какими-либо отклонениями от нормы;

5. если контракты затрагивали особую технологию, которые, по определению министра по делам науки и техники, "служило интересам независимого развития";

6.если министр экономического планирования не считал возможным признать те или иные контракты жизненно необходимыми.

Как отмечалось выше, по пересмотренным правилам власти могли без колебания отвергнуть заявку, если предлагаемым контрактом предусматривалось лишь простое использование южнокорейскими фирмами иностранных торговых марок и фабричных знаков. Побудительным мотивом для корейских бизнесменов служила в данном случае тяга местеых потребителей к приобретению товаров с зарубежной фабричной маркой, поскольку качество изделий, выпускаемых для реализации на внутреннем рынке, оставляло желать лучшего. Кроме того, южнокорейские фирмы пытались таким путем расширить свои внешние рынки, сбывая на них отечественные изделия, украшенные какой-нибудь прославленной иностранной маркой. Власти как и теперь неодобрительно относились к подобного непатриотичности потребителей и не совсем чистым устремлениям бизнесменов. В 1978 г. в Корее было зарегистрированно всего лишь около 15 фирм, которые использовали зарубежные торговые марки.