Малые народы России - Рефераты по географии

Рефераты по географии > Малые народы России
Страница: 7/10

10. ОРОКИ

Численность – 190 человек.
Язык – тунгусо-маньчжурская ветвь алтайской семьи языков.
Расселение – Сахалинская область.

Ульта – народ на острове Сахалин. Самоназвание – уйльта, ульча, ольча (возможно, от ула – олень). Айны, их южные соседи, называют их ороко, орокхо, нивхи – оронгта, орнышку. Этнонимы нани, наннени – "местный человек" считались маньчжурскими; этноним ороки, как и орочи, орочоны – от оро (олень) указывал на главное занятие этих народов. Сейчас зовут себя ульта.

Возможно с середины XIX в и ранее, в языке существовал южный говор, отличный от северного, письменность отсутствует. В 1989г. орокский язык считали родным лишь 44,7%.

По данным археологии, лингвистики, этнографии, ороки — наследники общего с приамурскими этносами древнего субстрата (от лат. sudstratum – основа), вобравшего в себя разные по происхождению элементы.

К середине XIX в., а возможно, и много ранее, сформировались две территориальные группы: одна из них, северная, заселяла срединную часть северного Сахалина, а другая, южная, включала 12 селений ороков, находившихся в южной части острова среди айнов, от залива Терпения до залива Анива. На острове Хоккайдо также проживает очень небольшая группа южных ороков.

В формировании культур обеих групп многое зависело от их контактов с другими аборигенными народами – нивхами, айнами, амурскими народами и др. Начиная с середины XIX в., для добычи уникального местного соболя на Сахалин ежегодно приезжали жители Нижнего Амура, поддерживавшие с ороками давние связи, вплоть до совместно организуемой охоты. Некоторые амурские охотники оставались на Сахалине, создавали с орокскими женщинами семьи. В тот же период северная группа переселилась на Амур, в район, где проживали ульчи.

Хозяйство народа имело комплексный характер. Северные занимались оленеводством, охотой, рыболовством, морским зверобойным промыслом. Оленеводство имело транспортное направление. Оленей доили. Каждая семья держала 20-30 оленей (вьючных, верховых или запрягаемых в нарты). Зимой отправлялись на оленях в тайгу, охотились с луками, копьями, позже с огнестрельным оружием на медведя, северного оленя, с петлями на соболя, с давящими ловушками (капира, нангу) на мелких зверей, с самострелом (дэнггурэ) на лисиц. С наступлением весны перебирались на оленях на восточное побережье Сахалина, жили здесь до осени. Промышляли нерпу, сивуча, ларгу, др., а также рыбу, прежде всего лососевых. Морского зверя добывали гарпунами (пара) с костяной головкой и железным вкладышем, а также острогами (дарги) с очень длинными – до 15 м древками и "рулем" – насадкой (лаху) на переднем конце. С конца XIX в. в морском промысле стало широко применяться огнестрельное оружие. Для лова рыбы, особенно лососевых, пользовались разнообразными сетями (адули), неводами (кэрэку) строили запоры-заездки (пинди). Некоторые породы рыб ловили удочками (лочо, умбу), острогами (падари, дэгбо).

На зиму запасали сушеную рыбу (юколу), рыбий жир, мясо лесных и морских зверей (сало последних употреблялось зимой для освещения), а также шкуры морских зверей и диких оленей для пошива одежды, обуви, др. Было распространено собирательство.

Южные ороки поначалу имели небольшое количество оленей, но из-за неподходящих природных условий стали безоленными. Основными их занятиями были рыболовство, морской зверобойный промысел и пешая охота в тайге, с ручной нартой и одной-двумя собаками. В начале ХХ в. некоторые южные ороки нанимались рабочими на промысловые предприятия японцев. В обмен на пушнину получали муку, крупы, ткани, металлические инструменты (ножи, пилы, копья), огнестрельное оружие и боеприпасы.

Средством передвижения служили нарты, причем у северных ороков была оленья нарта с широкими полозьями трехгранного сечения, а копылья на них устанавливались так, чтобы верх нарт был значительно уже низа. На нарту садились верхом, поставив ноги на полозья. Нарты были грузовые (дан оксо) и ездовые (нути оксо) для одного-двух оленей. В каждом хозяйстве был необходимый набор вьючных и верховых седел, переметных сум. Южные ороки использовали ручную нарту амурского типа (оксо), узкую, с двусторонне загнутыми полозьями и прямыми копыльями, либо сохранившуюся старую оленью нарту, в которую припрягали одну-двух собак. Лыжи были аналогичны амурским – голицы (каяма) и подволоки, подклеенные снизу камусом или нерпичьей шкурой (кумултэ, сунгилта). Для передвижения по воде использовали лодки, которые изготовляли, а чаще приобретали у нивхов долбленки (угда), у айнов – плоскодонки.

В течение многих лет жили в небольших летних и зимних поселениях. Некогда зимой ороки жили в землянках, отрытых в склонах сопок, а при передвижениях возводили временные конические жилища из жердей и коры (аундау). Летние жилища (каура) двускатной формы сооружали из крупных хвойных деревьев. На расстоянии нескольких метров ставили две бревенчатые треноги, а на них укладывали сверху горизонтальную перекладину, "конек". Наклонные жерди от конька до земли составляли каркас стен, который покрывали корой хвойных деревьев. Вокруг сооружали хозяйственные постройки – амбары на сваях (далу), лабазы – помосты на сваях, вешала. Зимними жилищами служили конические чумы (каундау), основой конструкции которых была тренога из массивных бревен со связанными верхушками. По кругу, диаметром до шести метров, к треноге крепили тонкие жерди. Сверху чум покрывали покрышками (гуйдэ) из нерпичьих, оленьих шкур, рыбьих кож, бересты. В центре был очаг. В самые суровые три-четыре месяца северные ороки перебирались с оленями в верховья горных незамерзающих рек, перевозили туда и вновь ставили свои чумы которые в конце зимнего сезона разбирали, жерди складировали в лесу, а покрышки сворачивали и увозили с собой. В отличие от северных, южные иногда оставляли свои зимники на местах. Зимой жили также в четырехугольных каркасных домиках с двускатной крышей, покрытых берестой.

Одежда ороков близка одежде соседей – нивхов и других народов Нижнего Амура. Комплект одежды практически не отличается от амурского: короткие штаны (пэру) из ткани, рыбьей кожи или шкуры, ноговицы (гару) на пояске (тэлэги), летний тканевый халат (покто). Женские халаты из рыбьей кожи (вэлтэли, уттэури) сохранились лишь в памяти стариков, поскольку одежду стали приобретать на ярмарках. В начале ХХ в. распространились мужские рубахи русского покроя из ткани, якутские суконные халаты на подкладке (ульбаху). Промысловая одежда – куртки (пэтэгэ), юбки до колен (хоссэ) из нерпичьих шкур, нагрудники (ауту, даллу) из оленьей шкуры. Зимняя верхняя одежда – шубы (сун) из осенних шкур диких оленей, а женские шубы – из меха оленя, лапок соболя, лисицы. Мужские и женские головные уборы имели форму капора, по разному скроенного. Непременной частью свадебной и праздничной женской одежды были нагрудники из сукна (нэллу) эвенкийского типа, орнаментированные бисером и вышивкой (иногда их использовали также как элемент погребального комплекта). В начале ХХ в. у северных ороков появились фартуки, украшенные пуговицами, бисером, подпоясанные поясом. Женщины носили серебряные украшения: нагрудные (сэлтэ), накосники (узи), ушные и носовые серьги, ручные и ножные браслеты. Обувь – амурская (поршневидная) и тунгусская (башмаковидная). Для обозначения видов обуви существовало много терминов (эмтирэ, монд, доки, муру, хосома утта).

Традиционная пища – сырая, вяленая, мороженая, вареная, копченая и соленая рыба и мясо сухопутных и морских животных, ягоды, орехи, съедобные растения, морская капуста и др. Ритуальным блюдом считалось мясо собаки, которое ели отварным перед уходом на промысел.

Из рыбы приготавливали юколу. Ее брюшки и наиболее жирные куски ели, обжарив на углях и запивая рыбьим или нерпичьим жиром. Из юколы варили суп, заправляя крапивой, стеблями кувшинок, морской капустой, добавив рыбий жир. Бульоны варили также из мяса нерпы, оленя, др. диких животных, раковин. В рыбный или мясной бульон клали листья молодой полыни, крапивы, борщевика. Из морской капусты готовили студенистую массу, которую ели с вареной рыбой. Делали рыбные или мясные шашлыки, рыбный паштет и ели его с ягодами, черемшей, диким чесноком. Варили кишки кеты. Толстые кишки оленей (мипу) наполняли кровью оленей и отваривали. Из кожи кеты и горбуши готовили студень (мусин). Во время медвежьего праздника кроме отварного медвежьего мяса ели супы, жидкие и густые каши, растительные блюда (отварные папоротник, борщевик, полынь, стебли и корни кувшинок, корни лопуха), а также черемшу, дикий чеснок и дикий лук и ягоды: морошку, голубику, чернику, шикшу, бруснику, шиповник, кедровые и стланиковые орехи. В большом количестве использовали рыбий и нерпичий жир, медвежье сало, масло, сбитое из молока оленей. Из ягод черемухи пекли лепешки.

У ороков было 13 родов, восемь из которых были "парные" – "большие" (дан) и "маленькие" (нути), например, Дан Баяуса – Нути Баяуса. Некоторые роды ороков находились в родстве с амурскими ульчами, удэгейцами.

Религиозные верования близки верованиям народов Амура. Стараниями православной миссии в конце XIX в. ороки были обращены в христианство, посещали церкви, крестили детей, хранили иконки, сохраняя при этом прежние анимистические представления, промысловый культ: почитали духов-покровителей, духов-хозяев зверей, рек, тайги, сопок, обращались к ним с просьбами о благе, здоровье, об успешной охоте. У них существовал культ морских животных, согласно обряду возвращения главному духу-хозяину, черепа добытых животных бросали в море. Хозяину моря духу Тэуму приносили жертвы весной и осенью – бросали пищу из особой ритуальной посуды. Перед началом охоты на пушного зверя приносили в жертву (удушением) собаку, мясо ее съедали, кости помещали в сруб около места, где собирались охотиться. Широко известен у ороков культ медведя. Добытому в тайге зверю устраивали торжественную встречу в поселке: уложив на земле тушу, расставляли перед мордой кушанья. Пойманного в лесу медвежонка растили в срубе до двух лет, затем устраивали медвежий праздник.