Курильские острова - Рефераты по географии

Рефераты по географии > Курильские острова
Страница: 4/5

Достойный ответ по поводу территориальных притязаний к нам со стороны Японии дал в свое время А.Н.Косыгин:

- Границы между СССР и Японией следует рассматривать как итог второй мировой войны.

На этом можно было бы поставить точку, но хотелось бы напомнить, что всего 6 лет назад М.С.Горбачев при встрече делегацией СПЯ также решительно выступил против пересмотра границ, подчеркнув при этом, что границы между СССР и Японией "законные и юридически обоснованные".

ЮЖНЫЕ КУРИЛЫ: ВОПРОС, КОТОРЫЙ НЕ ИЗЖИТ

История отношений России и Японии в ХХ веке складывалась непросто. Достаточно напомнить, что на протяжении немногим более 40 лет (1904—1945 гг.) Япония и Россия 4 раза воевали. В 1904—1905 годах в Маньчжурии, в 1918—1922 — в Сибири и Приморском крае, в 1939 году на реке Халхин-Гол и озере Хасан и, наконец, в 1945 году во Второй мировой войне. В настоящее время “территориальная проблема” продолжает настойчиво эксплуатироваться японскими политиками с не меньшей, но даже большей интенсивностью, чем раньше. Правда, сейчас она, незаметно для широкого круга читателей, получила рыболовную, морскую направленность. Такой вектор ей придала встреча на высшем уровне между лидерами двух стран Б. Ельциным и Р. Хасимото.

Она состоялась 1 и 2 ноября 1997 года в Красноярске. Тогда, как известно, Ельцин и Хасимото договорились придать импульс переговорам относительно предоставления права промысла японским рыбакам в территориальном море России в районе островов Южных Курил.

Причем японская сторона настаивает на ведении промысла именно у тех островов, на которые она заявила претензии:— Хабомай, Шикотан, Кунашир и Итуруп. К тому же японцы по существу требуют от российских властей обеспечить им так называемый “безопасный промысел”. Под этим термином скрывается стремление вести промысел в наших водах без признания наших правил рыболовства. И надо отдать должное японцам —они этого добьются, если подписанное в 1998 году Соглашение между Россией и Японией о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла морских живых ресурсов войдет в силу. С тем чтобы последнее произошло, необходимо дополнительно рассмотреть ряд технических вопросов по промыслу и получить одобрение Соглашения Федеральным собранием, так как оно касается территориального моря России. Добиться этого тем, кто лоббировал данное Соглашение, будет непросто, хотя сам текст Соглашения включает всего 7 статей и одно приложение, уместившееся всего на 5 страницах машинописного текста.

Нарушение территориальных вод России в районе Южных Курил японскими рыболовными судами началось в разгар холодной войны. Пик этих нарушений приходится на 70—80-е и начало 90-х годов, когда в год приходилось до 8—10 тысяч случаев. В советское время пограничникам запрещалось открывать огонь на поражение по японским судам-нарушителям. Пограничники задерживали такие суда. Капитанов судили по нашим законам, и они отбывали тюремное наказание у нас. По существу эти японские рыболовные капитаны были своеобразными камикадзе. Попадались нашим пограничникам, как правило, японские суда-тихоходы. Основная же часть нарушителей, имея быстроходные суда, безнаказанно уходили. Истинные японские рыбаки-профессионалы называют этих спецрыбаков на быстроходных судах “якудзы”. Судя по их экипировке и наличию дорогостоящих судовых двигателей главная цель якудзы состояла не в добыче рыбы и морепродуктов, а в нарушении наших территориальных вод, с тем чтобы поддерживать напряженность в этом районе, заявляя постоянно о территориальных притязаниях Японии к России. Положение с японскими нарушителями резко изменилось с 1994—1995 годов, когда новая Россия решилась на отстаивание своих национальных интересов в районе Южных Курил с использованием для остановки быстроходных судов-нарушителей оружия. Не обошлось, к сожалению, и без ранения японцев. Пыл нарушителей начал остывать, а сами нарушения наших территориальных вод сократились с 10 тысяч до 12—15 случаев в год.

С тем чтобы сохранить напряженность по территориальной проблеме, японские стратеги выдвинули претензии к российской стороне относительно обеспечения для японских рыбаков так называемого безопасного промысла в водах, прилегающих к тем территориям, на которые Япония заявила претензии, то есть у Южных Курил. В то время последователи козыревской соглашательской дипломатии, вместо того чтобы отвергнуть столь абсурдные притязания и начать переговоры об экономическом сотрудничестве в области рыболовства между двумя странами, как это предлагали представители рыбной отрасли, повели переговоры по японскому сценарию. Для того чтобы сломить отрицательное отношение к таким переговорам со стороны наших рыбаков, была проведена, полагаю, не без помощи японских спецслужб, массированная дискредитация рыбной отрасли среди нашей общественности с широким использованием прессы. Чего стоят вымыслы о рыболовной мафии и ряд тенденциозных выступлений по этому вопросу как в радикальной, так и в левой прессе? Все эти мыльные пузыри, к сожалению, дали свои негативные результаты.

Впервые хоккайдским рыбакам было разрешено вести промысел морской капусты у острова Сигнальный в начале 60-х годов. По этому вопросу тогда было быстро и без проволочек заключено межведомственное (обращаю внимание читателей не межправительственное) Соглашение, по которому “Японские рыбаки, занимающиеся промыслом морской капусты... должны соблюдать законы, постановления и правила Союза

Советских Социалистических Республик, действующих в этом районе, включая правила, регулирующие промысел морской капусты”. Это ключевое положение, действовавшее больше 30-ти лет, исчезло в тексте нового Соглашения. Совершенно ничем не объяснимая сдача наших позиций. Выходит, кому-то стало выгодным ослабить позицию России относительно ее суверенитета в своем территориальном море у южных Курил. Позволю высказать предположение, что именно ради только этого и были затеяны столь многотуровые переговоры (13 туров в течение 3 лет) по разработке нового Соглашения, в котором не нашлось места не только для защиты национальных рыболовных интересов России, но и ее суверенитета в территориальном море.

Кроме того, исходя из положений статей Соглашения, российская сторона впервые пошла на беспрецедентный шаг, в результате которого японские рыбаки будут по существу явочным порядком вести промысел в российских территориальных водах у четырех островов южных Курил. У тех самых островов — Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп, — на которые заявлены притязания Японии. При этом Япония не только не предоставляет российским рыболовным судам аналогичные права на промысел в японских территориальных водах, допустим, у острова Хоккайдо, но и не взяла на себя никаких обязательств по соблюдению ее гражданами и судами законов и правил рыболовства, действующих в наших водах. Более того, в самом тексте Соглашения нет никаких упоминаний о мерах контроля за японским промыслом со стороны российских органов рыбоохраны и погранслужбы. К тому же сам район промысла, находящийся в нашем территориальном море, получил по Соглашению безымянное наименование — “Морской район”. Видимо, авторы этого новшества считают, что он находится далеко, далеко за пределами территории нашей страны. Получается, что Россия по этому Соглашению отказывается от своего суверенитета в своем же территориальном море в районе Южных Курил (действительно очередной, правда, теперь уже без единого выстрела с японской стороны, территориальный Пёрл-Харбор для начинающего политика Бориса Немцова, который оставил свой автограф на столь неоднозначном документе). Вероятно, разработчики этого Соглашения, понимая его уязвимость для критики, решили приурочить его подписание в самое мертвое для политической элиты и обозревателей время — в субботу, а сам его текст все никак не доходит до широкой российской общественности.

Интересно и то, что почти одновременно с подписанием Соглашения было объявлено о том, что Япония выделяет России несвязанный кредит в 1,5 млрд долларов “на развитие реформ”. Не это ли плата за ущербное для России Соглашение? К тому же предполагается часть этих средств направить на строительство жилья для военнослужащих.

В ходе переговоров по разработке Соглашения японская сторона имела несомненное преимущество перед российской стороной в главном вопросе — в ясности ее позиции. Японцы открыто заявляли и отстаивали всеми доступными для них средствами свои территориальные притязания на острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Можно не соглашаться с таким подходом, но именно открытость и ясность принципиального подхода Японии по этому вопросу делает ей честь, и всегда он оставался неизменным. Япония не рыболовные проблемы решала в ходе переговоров по Соглашению, а добивалась и добилась

усиления своей позиции по территориальным притязаниям.

Труднее понять позицию России по этому принципиальному вопросу. Мы как будто признаем наличие территориальной проблемы и в то же время никак не можем определиться, что же мы собираемся отстаивать. Все это создает своеобразный вакуум в нашей позиции, который заполняется импровизацией различного рода чиновниками от разных ведомств, участвующих в переговорах с Японией. Отсюда и шаткость наших позиций, неясность основной цели — то ли рыболовные проблемы решать, то ли временным политикам угождать?

Что же касается сотрудничества между двумя странами в области рыболовства, то оно действительно необходимо как нашим, так и японским рыбакам. Такое сотрудничество в условиях рыночных отношений имеет комплексный характер, так как здесь переплетаются соперничество за ресурсы с необходимостью их сохранения и одновременно с конкуренцией за рынки сбыта. Поэтому рыболовные отношения между Россией и Японией должны основываться на равноправной и взаимовыгодной основе без всякой увязки с так называемой территориальной проблемой.