Численность населения мира и ее динамика - Рефераты по географии

Рефераты по географии > Численность населения мира и ее динамика
Страница: 4/8

Даже отказ развитых стран от крупномасштабного импорта рабочей силы, антииммиграционные кордоны, усилия по репатриации или ассимиляции пришлого населения не сокращают численности иностранцев – она продолжает расти. В Западной Европе – с 5 млн. в 1950 году до 17 млн. в 1990 году. В США в начале 90-х годов пришлое население насчитывало 21 млн., в Канаде и Австралии – по 4 млн. человек. Доля иностранцев в общей численности населения составляет в основных странах иммиграции 5-15%, в рабочей силе – 10-25%.

В обстановке ужесточения иммиграционной политики, сделавшего для временных иностранных рабочих весьма проблематичными последующие приезды в развитые страны на заработки, многие из них стали не только уклоняться от возвращения на родину, но и добиваться переселения к себе близких родственников. В результате миграция стала цепной – устойчивый приток новых мигрантов пошел по каналам воссоединения семей, а также по другим каналам, открытым прежними переселенцами, - и превратились в постоянный, неизбежный и фактически необратимый процесс. Сформированные мигрантами сети неформальных социальных связей облегчили массовое проникновение в развитые страны беженцев и нелегальных иммигрантов из числа их соотечественников, придавая иммиграции все более спонтанный и трудно контролируемый характер. Разрастанию иммигрантских общин, особенно при воссоединении семей и растущей феминизации иммиграции, способствовал и интенсивный естественный прирост иностранного населения вследствие высокой рождаемости у выходцев из Третьего мира.

Обрастая сетью разнообразных связей и отношений между иммигрантским общинами и знаменуя собой их новый – трансгосударственный – образ жизни, миграция все более утрачивает характер одностороннего движения иммигрантов из стран происхождения в страны поселения, и приобретает черты транснационального процесса – «трансмиграции», сопровождающейся маятниковым, «челночным» переносом политической практики, процессов и проблем с одной земли на другую. Массовое присутствие иностранцев в принимающих обществах привело к расширению масштабов неправительственных, зачастую не поддающихся эффективному контролю со стороны властей, контактов между странами исхода и приема и усилило подверженность политических систем и тех и других внешним, в том числе дестабилизирующим, политическим влияниям.

Характерной чертой современного иностранного населения стало преобладание в его структуре длительно проживающих поселенцев, имеющих постоянный вид на жительство. В ФРГ 2/3, а в Австрии и Швейцарии ¾ иностранцев имеют статус постоянных жителей. Средняя продолжительность пребывания иностранцев в Западной Европе превышает 10 лет, причем в Германии ¼ их проживает более 20 лет.

Постоянные иностранные жители, являясь и производителями национального дохода, и налогоплательщиками, фактически стали членами принимающих обществ. Однако иностранцы с постоянным видом на жительство, не будучи гражданами принимающих обществ, не обрели полноправного членства, что ярко проявляется в их отстранении от процесса принятия политических решений.

Существенной особенностью иностранного населения стало стремительное изменение его этнической структуры – возрастание доли «цветных» иммигрантов, которые прибывают из стран, весьма далеких от принимающих не только географически, но и культурно. Доля лиц, приезжающих в Западную Европу из неевропейских стран, в первую очередь из Азии и Африки, в общем потоке иммигрантов возросла с 26% в 1976 году до 63% в 1991 году. В США процент выходцев из Латинской Америки и Азии в общем числе иммигрантов, прибывающих в страну, увеличился за 1951-1990 гг. с 12% до 88%. К 2020 году этнические меньшинства могут насчитывать там 91 млн. человек – 34% всего населения и около 40% рабочей силы. Приток населения из Третьего мира, сопровождающийся образованием в принимающих государствах новых национальных меньшинств, ведет к изменению сложившегося национально-этнического облика этих обществ.

Расселение иммигрантов, в первую очередь выходцев из развивающихся стран, отличается высокой и все усиливающейся территориальной их концентрацией в ряде городских районов, создающей местные очаги социальной напряженности, нагнетаемой усилением нагрузки на местные бюджеты, сферу социальных услуг, рынок труда, ухудшением криминогенной и эпидемиологической обстановки.

Еще одним чисто демографическим аспектом воздействия иммиграционных потоков на социальную жизнь принимающих стран является снижение среднего возраста. Это весьма существенно для государств, отнесенных к категории «старых» в соответствии с международной рекомендацией (удельный вес населения старше 65 лет приближается к 15%).

Ксенофобия и расизм, всегда считавшиеся спутниками иммиграции, в 90-е годы резко усилились, что было спровоцировано кризисными явлениями в экономике, утратой веры в левые утопии, упадком рабочего движения и др. Иммиграцию из неевропейских стран окрестили «иностранной интервенцией», «аннексионизмом Третьего мира» и даже «биологическим оружием»,а иммигрантов – «внутренними врагами», которым вменяют в вину чуть ли не все экономические и социальные недуги современных обществ и на которых, соответственно, переводится недовольство коренного населения. Даже «к беженцам все чаще относятся не как к жертвам насилия или преследования, а как к угрозе политической и социально-экономической стабильности европейских государств».

Неприятие иностранцев стало весьма распространенным явлением, хотя и не всегда непосредственно проявляющимся и открыто выражаемым. По данным опроса 1992 года, в основных европейских странах иммиграции около 30% населения испытывали раздражение в связи с присутствием иностранцев. О довольно высокой степени враждебности местного населения к иностранцам говорят также ответы немцев (1398 человек старше 14 лет) в 1993 году по пяти пунктам «шкалы ксенофобии»: недовольство соотношением немцев и иностранцев в жилых кварталах; стремление избегать контактов с иммигрантами; сочувствие публичным агрессивным акциям против них; принадлежность к сторонникам ужесточения иммиграционной политики и ухудшения социально-правового положения иностранцев; сохранение социального отмежевания от этнических меньшинств. Было выяснено, что 16% респондентов испытывают сильную неприязнь, почти столько же – ее почти не питают и только 15% совсем не питают.

Ксенофобия и межэтнические трения стали серьезной проблемой развитых обществ. В значительной степени они связаны с предрассудками и предубеждениями против иммигрантов. Сравнительные исследования степени ксенофобии местного населения в Германии среди тех, кто ежедневно сталкивается с иностранцами на работе, и тех, кто старается уклоняться от контактов с ними, обнаружили гораздо большую толерантность к иммигрантам у первой группы, чем у второй. Преодоление острой неприязни к определенным группам иностранцев – во многом дело времени, и причем немалого, целенаправленных усилий правительств, общественных организаций и самих иммигрантов.

Современная миграция как социальное явление в большинстве случаев характеризуется усилившимся единообразием мотивации. Для основной массы мигрантов остается главной движущей силой стремление к более высокому уровню жизни, как это было и в конце прошлого века. Тем не менее не следует сбрасывать со счетов и другие факторы. В этой связи уместно кратко привести разработанную МОТ классификацию видов современной международной миграции. Существует пять основных ее типов:

Переселенцы, т.е. переезжающие на постоянное место жительства. Эта группа мигрантов, как и прежде, ориентирована на переезд в промышленно развитые государства, особенно в США, Канаду и Австралию. В Европе особое место занимает ФРГ. Однако во всех странах миграционный поток базируется прежде всего на принципе воссоединения семей – первичная иммиграция в последние годы существенно затруднена национальными законодательствами;

Работающие по контракту, в котором четко оговорен срок пребывания в принимающей стране. В основном это сезонные рабочие, приезжающие на уборку урожая, например из стран Карибского региона в США и Канаду, а также неквалифицированные или мало квалифицированные;

Профессионалы, которых отличает высокий уровень подготовки, то есть наличие соответствующего образования и практического опыта работы. К этой же группе относят представителей профессорско-преподавательского состава и студентов, свободнее, чем когда-либо прежде, перемещающихся в мировой системе высшего образования;

Нелегальные иммигранты, в число которых наряду с теми, кто прямо соответствует названию данной категории, входят иностранцы с просроченной или туристической визой, занимающиеся тем не менее трудовой деятельностью. Миллионы представителей этой группы постоянно пребывают в США, государствах Европы, а также в Южной Америке и Африке.

Беженцы – лица, вынужденные эмигрировать из своих стран из-за какой-либо угрозы. По состоянию на 1995 год их общая численность во всем мире оценивалась в 18 млн. человек. В последние годы отмечен ее рост, особенно в Африке, где только в 1992 году число ищущих убежища увеличилось почти на 1 млн.

Присутствие иностранной рабочей силы – непреложный факт социально-экономической ситуации во всех без исключения странах. К сожалению, размеры этой резервной армии труда не всегда коррелируют с циклами экономического развития принимающих стран. Соответственно присутствие иностранцев в качестве претендентов на рабочие места может быть как позитивным, так и отрицательным фактором для принимающей страны.

В подавляющем большинстве иностранные рабочие занимают места, не представляющие интереса для местного населения. В конце 80-х годов почти 85% экономически активных иммигрантов в ФРГ были заняты на тяжелых, монотонных, а зачастую и опасных работах;. 60% из них относились к разряду неквалифицированных или низкоквалифицированных рабочих. В тот же период во Франции 69% иммигрантов трудились с использованием ручного труда.

Работающие по контракту иммигранты прекрасно осведомлены, что их заработная плата ниже ставок для местного населения, что существуют различия в правилах приема на работу и в очередности увольнения, а также в процедуре признания квалификации. Несмотря на эти и ряд других по существу дискриминационных моментов, немалая – а в некоторых странах и существенная часть -экономически активного населения приходится на иностранцев.

Относительно новым, но стабильным явлением следует признать повышение доли иммигрантов-профессионалов в общей численности трудовых ресурсов. Отсчет процессу «утечки мозгов» был дан в 60-х годах, когда немалое число ученых и инженерно-технических работников высшей квалификации из разных частей света, но особенно из Европы, в частности из Великобритании и Ирландии, эмигрировали в США. Основным побудительным мотивом к перемене места жительства был более высокий уровень оплаты и большие возможности творческого роста.

В настоящее время уместнее говорить о качественно новом этапе этого процесса, который характеризуется несколькими взаимосвязанными и взаимообусловленными чертами.

Во-первых, на смену «утечке мозгов» пришла их циркуляция: произошла диверсификация направлений миграции. США продолжают оставаться общепризнанным центром притяжения для профессионалов. Однако одновременно из промышленно развитых стран представители профессиональной элиты едут на временную работу в развивающиеся страны, такие, как Малайзия или Тайвань.

Во-вторых, принципиально новым явлением стало движение профессионалов не только «к капиталу», но и «одновременно с капиталом или вслед за ним». Прежде всего это связано с деятельностью транснациональных корпораций, имеющих сеть филиалов по всему миру. Для профессионалов это связано с большими возможностями карьерного продвижения.

В-третьих, современному этапу миграции профессионалов присущ принципиально иной организационный уровень, выразившийся в возникновении своеобразной международной корпорации «охотников за головами».

В-четвертых, отмеченная организационная форма теснейшим образом связана еще с одной качественной характеристикой – интеграцией системы высшего образования. Последняя предполагает продолжение обучения студентов из многих регионов мира, например, в США, стране, авторитет которой в области технической подготовки очень высок. Безусловна результативность подобного способа подготовки специалистов высшего уровня для посылающих стран. Одновременно также отметим, что тысячи иностранных выпускников американских университетов остаются на длительный период, а порой и навсегда работать за океаном.

Все перечисленные качественные характеристики процесса миграции наиболее квалифицированных специалистов отражаются в росте соответствующих статистических показателей, включая общую численность мигрантов и их долю в населении и трудовых ресурсах.

В 90-е годы максимальный удельный вес наиболее квалифицированных трудящихся в численности временно работающих отмечен в США. Одновременно происходит рост их абсолютного числа – 123,2 тыс. и 147,5 тыс. человек.

Аналогичные относительные данные за 1995 год составляли (%): в Канаде – 43; Великобритании – 42; Нидерландах – 28; Германии – 22; Австралии – 18, исключением является Германия, где в 1992 году численность данной группы иммигрантов составляла 115 тыс. против 56 тыс. в 1195 году; т.е. сократилась более чем в два раза. Это результат осуществления программы взаимодействия германских и иностранных предприятий в реализации конкретных проектов, рассчитанных в основном на два года.

Иммиграция стала важным фактором изменений в партийно-политической системе, в механизмах и институтах политического участия и представительства. Она выявила силу и слабость политических систем и культур. Политика политических партий в отношении этнических меньшинств во многом показала их способность мобилизовать поддержку и агрегировать интересы. Происшедшие сдвиги особенно зримо вырисовываются в политических успехах, которых добились в 90-е годы партии новых правых и другие экстремистские группы националистической и профашистской ориентации, всплывшие на волне ксенофобии и расизма. Особенно сильный импульс политический экстремизм получил во Франции.

Разыгрывая карту иммиграции в политической борьбе, многие партии, однако, ограничивались предвыборной риторикой и громкими посулами, многим из которых не суждено было воплотиться в практической политике.

Политическое участие иностранцев ограничено низшими уровнями социальной активности и проявляется главным образом в разного рода выступлениях, связанных с использованием гражданских прав, в деятельности профсоюзов, политических и других организаций, консультативных кампаниях. Основными объектами политических акций иммигрантов являются жилье, работа, расизм, иммиграционная политика, политические права и право на гражданство.

Политическая активность иностранцев привела к постановке на повестку для общественной жизни развитых стран новых политических вопросов, связанных с иммиграцией, к возрождению таких, казалось, забытых приемов политической борьбы, как голодные забастовки, уличные протесты и бойкоты, к появлению новых групп избирателей, что в определенной мере содействовало улучшению положения иммигрантов.

Как долгосрочные последствия иммиграции все более очевидно в последние годы стали заявлять о себе институционально-правовые и социокультурные проблемы, связанные с образованием новых, неевропейских, национальных меньшинств в принимающих странах и превращением этих стран, прежде отличавшихся более или менее гомогенной этнической структурой, в многонациональные и поликультурные. На смену переставшему работать ассимиляционному подходу приходит мультикультуралистский, предусматривающий равноправие коренного и пришлого населения, сохранение за последним права на культурную автономию, на использование родного языка и вероисповедания.

С учетом растущего культурного многообразия населения Австралия и Канада пересмотрели концепции своей национальной идентичности и реформировали институционально-правовые структуры. Эти страны добились успехов в решении проблем, порожденных новой полиэтничностью общества.

Крупномасштабная этническая миграция последних десятилетий оказала глубокое воздействие на социально-экономические, политические процессы в принимающих странах и регионах. Она стала фактором серьезных изменений в сфере массового сознания, в политической культуре, партийно-политическом механизме; институционально-правовых основах государства и системе международных отношений. Последствия иммиграции носят зачастую конфликтный, дестабилизирующий характер, проявляющийся в межэтнических трениях, усилении политических позиций антидемократических сил, в "диких" забастовках и акциях протеста иностранцев, в их оппозиции режимам на родине.

Предпринятые принимающими странами попытки свести к минимуму «деструктивное» воздействие миграции, адаптироваться к новым общественно-политическим реальностям, свидетельствуют о достаточно большой гибкости современных западных политических и правовых систем. В этом смысле иммиграция сыграла заметную роль в развитии и обновлении политических и правовых институтов и механизмов, в первую очередь системы политического и представительства, гражданства и конституционного права.

2.3 Тенденции: урбанизация

Современный этап развития мирового сообщества часто называют «эпохой крупных городов», а сам процесс урбанизации – «тихой революцией» XX столетия. Действительно, именно на вторую половину текущего века приходится пик практически всех основных количественных параметров городского роста, а конец столетия в определенной мере подводит черту экстенсивному развитию урбанизации. Если раньше урбанизация рассматривалась как своего рода производная прочих важных глобальных процессов формирования социально-экономического ландшафта планеты, то к настоящему времени результаты городского роста определились в самостоятельную движущую силу развития общества. Это хорошо отражают закономерности территориальной концентрации производительных сил мирового сообщества, в том числе образование обширных, часто трансграничных, городских форм расселения, возникновение наднациональных центров мировой экономики, так называемых «мировых городов», и многие другие.

Человечество находится на пороге целого ряда кардинальных эволюционных переломов в своем развитии. Так, в ближайшем десятилетии, согласно последним оценкам экспертов ООН, ожидается, во-первых, прекращение роста и последующая убыль абсолютной численности сельского населения, а во-вторых, еще раньше, уже в самом начале XXI века свершится эпохальное событие – численность городского населения превзойдет общее число сельских жителей. Таким образом, городские отношения во всей широте своего социального содержания будут количественно закреплены и официально признаны в качестве доминирующих (таб. 4).

Таблица 4

Изменение основных параметров урбанизации мира,

1950-2010 гг.

(По Н.А. Слука, 2000)

Показатели

Годы

1950

1970

1990

2000

2010

Общая численность населения мира (млн. чел.), в том числе:

2524

3702

5282

6091

6890

Городских жителей

750

1357

2279

2890

3586

Сельских жителей

1774

2345

3003

3201

3304

Доля городского населения, %

29,2

36,6

43,1

47,4

52,0

Доля крупногородского населения:

В городском населении, %

26,4

32,4

34,7

37,6

40,1

Во всем населении, %

7,7

11,9

14,9

17,8

20,8

Среднегодовые темпы роста:

Городского населения, %

3,0

2,6

2,4

2,2

2,0

Сельского населения, %

1,2

1,6

0,7

0,4

0,1

Число агломераций людностью:

Более 500 тыс. чел.

185

340

577

737

871

Более 1 млн. чел.

83

165

282

372

474

Средняя людность «городов-миллионеров», млн. чел.

2,4

2,7

2,8

2,9

3,0