Магдебургское право и его роль в социально-экономической жизни - Рефераты по географии

Рефераты по географии > Магдебургское право и его роль в социально-экономической жизни
Страница: 5/11

Как ни отрывочны данные, они вполне определенно свидетельствуют о том, что в городах Беларуси юридики представляли собой постоянное явление в течение всего рассматриваемого периода.

В чем причины устремления горожан в юридики? Документы единодушны в определении главной из них – бегства от налогового бремени. Поскольку дома и участки феодалов не подвергались налогообложению, стремление горожан освободиться от поборов передачей права собственности на свой дом и земельные участки феодалу, оставаясь при этом распорядителем проданной недвижимости, было вполне естественным выходом из положения.

Вопросом первостепенной важности является вопрос о занятии населения юридик. Документы неизменно указывают, что на юридиках духовных и светских феодалов живут купцы, торговцы, ремесленники. Записи книг рады Бреста неоднократно называют цеховых мастеров, подмастерьев, даже цехмистров. Единственной группой земледельческого населения на юридиках являлись огородники.

Юридики в городах Беларуси не достигли той степени автономности, которая грозила перерасти в самоизоляцию внутри города. Во всяком случае нет в источниках сообщений о самостоятельных рынках в пределах юридик, собственных ярмарках, как это было в некоторых юридиках Люблина, то есть нет своей собственной экономической жизни.

Документы отчетливо обнаруживают стремление владельцев юридик сконцентрировать в своих городских владениях ремесленное и торговое население. Отсюда можно заключить, что поскольку формирование юридик проходило и посредством переселения крепостных в города, юридика способствовала процессу урбанизации, а это дает возможность, учитывая условия развития городов в Речи Посполитой, сделать вывод о положительной роли юридик в процессе развития городов как центров ремесла и торговли. Юридики в течение XVI – первой половины XVII в. оставались важным фактором социально-экономической жизни белорусских городов. Они наложили свою печать и на структуру городского населения.[6. стр.30-54]

& 4.Горожане

Городское население с XV века именовалось мещанством. Мещанство включало в свой состав разные категории граждан: ремесленников, торговцев-купцов, домовладельцев и др. Юридическое оформление мещанства в особое сословие феодального общества нашло отражение в государственном законодательстве Великого княжества Литовского – Статутах. Так, уже в первой статье первого раздела Статута 1529 г. мещанство выделялось как особый объект права: «… мещан карати не хочем…». Однако не только Статуты определяли правовое состояние мещанства. Оно конкретно регламентировалось великокняжескими грамотами на магдебургское право. [4. c. 83-84]

Население городов формировалась за счет беглых селян, а также из ремесленников, переселенных феодалами в город. Среди жителей городов около 80% были белорусы. Тут жили также русские, украинцы, литовцы, поляки, евреи, немцы, татары. Большую часть населения составляли ремесленники и торговцы. Кроме них в городах имелось большое количество городских низов ( плебса ).

[3. с.136]

Сохранившиеся документы позволили вполне отчетливо констатировать пополнение городского населения за счет крестьянства. Вместе с тем в более крупных городах в числе жителей были выходцы из малых городов и местечек, принадлежавших частным владельцам.

Реализуя желание воспользоваться городом для пополнения своего кармана, феодал не отказывался от возможности «переключить» часть своих подданных на труд в сфере мелкого товарного производства и обмена. Инвентари дают достаточно прямых и косвенных свидетельств того, что в структуре городского населения постоянную группу составляли жители, переселенные их феодальными господами и сохранявшие при этом свою личную зависимость.

Горожанин-крепостной выступает в белорусском феодальном городе совершенно отчетливо. Неверно видеть в этом факте особенность Беларуси или всего Великого княжества Литовского. Это – особенность эпохи. Так, исследователь феодальных городов Франконии В.А. Ермолаев пришел к выводу, что «все население франконских городов XVI века можно разделить на три категории: на лиц, не находящихся в феодальной зависимости и не несущих никаких феодальных повинностей; на лиц, лично свободных, но находящихся в феодальной зависимости от города или других сеньоров и несущих соответствующие повинности; на лиц, находящихся в крепостной зависимости».

Сходную с этой можно считать структуру населения белорусского города XVI – первой половины XVII в. Таким образом, крепостной горожанин – фигура постоянная для феодального города. Но обосновавшись в городе такой крепостной приобретал возможность снять с себя бремя натуральных повинностей, заменив их денежным оброком.

В социальной структуре городского населения Беларуси проглядывает еще одна группа, существование которой вызвано как ростом фольварочно-барщинной системы, так и развитием товарно-денежных отношений. Группа эта обозначена в источниках терминами «люзные», «гультяи». Оба термина имеют ввиду разорившуюся и обезземеленную часть крестьянства. В течение XVI – первой половины XVII в. город привлек большую массу разорившегося крестьянства и они образовали постоянную группу городского населения. Конституция 1620 года прямо называет «люзного» городским жителем. Согласно этой конституции, к «люзным» - горожанам относились те, «которые домов своих не имеют и не нанялись на год».

Для того, чтобы быть полноправным горожанином, находиться под защитой городского самоуправления, пользоваться привилегиями, которые предоставлялись городу, состоять в цехе, а значит, иметь право заниматься ремеслом, вести торговлю на городском рынке, необходимо было обладать определенной недвижимостью. Обязательным минимумом являлся собственный дом, или, как тогда говорили, «оселость свою мети». В цеховых уставах оговаривалось, что для вступления в цех мастер, помимо знания своего ремесла, должен «у месте быть добре оселым». Следовательно, «люзный» горожанин не имел необходимого имущественного минимума, чтобы стать полноправным горожанином. И тем не менее «люзные», «гультяи» заполняют города. Они снимают жилое помещение у горожан и в документах фигурируют под названием «каморники». Те из них, которые занимаются перепродажей товаров, продуктов, обозначены в источниках термином «перекупники»; работающие по найму – «наймиты», «молодцы», «паробки»; пошедшие в услужение названы «слугами». То, что все эти виды занятий выполняли «люзные», видно из решения Волковысского сейма 1578 г., в котором сказано, что «перекупники и люзные, то есть гультяи мужчизны и невесты, наемники и слуги» в больших городах платят побор 30 грошей, а «в малых местечках» - 15. Значит концентрация «люзных» в городах приобрела заметные масштабы и создала достаточно многочисленную группу населения – иначе налоговый побор и как источник дохода и как своеобразное репрессивное средство не имел бы смысла.

Но в городе поселялся не только разорившийся крестьянин. Число горожан пополнял и крестьянин, обладавший известными материальными возможностями, которые позволяли ему обосноваться в городе как полноправному горожанину. Лишенные такой возможности, но обладавшие ремесленной профессией, оказывались в сфере бюргерских и цеховых связей, хотя и не имели «своей оселости», то есть собственного дома и двора, живя на положении «каморника». О таких мастерах – членах цеха сообщает ряд городских документов. Видимо велико в городе было и число нищих. По этой причине рады Могилева, Слуцка создали особые цехи нищих.

Известна белорусскому феодальному городу и группа разорившихся горожан. По данным о сборе «позлотового» побора с городских домов Витебского повета в 1601 г., из 1143 домов 295, или 26%, названы «бедными халупами». Из 253 ремесленников, уплативших этот налог, 81 – «бедные», а 23 «худшие», первые платили 15 грошей, вторые 12. О большой численности бедных горожан в какой-то мере может свидетельствовать сам факт их обложения налогом.

Верхушку городского населения составляли богатое купечество, ремесленные мастера, стоявшие во главе цехов. Эта часть горожан держала в своих руках всю власть в городе. Большое число описей имущества, завещательных актов позволяет составить общее представление о структуре собственности городских богачей. Основные ее элементы – дома, лавки, товары, наличные суммы, долговые обязательства, пахотные, сенокосные угодья и фольварки. Можно с полной уверенностью сказать, что богатство купца, цехмистра покоилось на двух основаниях: товарном производстве и обмене и феодальном хозяйстве.

Перераспределение части денежных средств из сферы товарного производства и обмена в сферу землевладения с потребительскими целями диктовалось также чисто житейскими соображениями: стремлением обеспечить себя необходимыми продуктами на случай неурожая. А случаи подобного рода были очень частыми и неизбежными ввиду низкого уровня земледелия и малой продуктивности сельскохозяйственного производства. В то же время товарное производство и обмен оставались в целом слаборазвитыми. Их возможности очень часто зависели от состояния и возможностей внешнего рынка. Продолжительные и частные войны, постоянные вспышки феодальных междуусобиц внутри страны, вошедшие в быт Великого княжества Литовского, надолго прерывали торговые операции купечества и ремесленных мастеров, увеличивали риск приложения средств в товарно-денежную сферу. Создавшийся подобным образом избыток денежных средств претерпевал чисто феодальное превращение, «застывая» в землевладении.

Немаловажным обстоятельством для формирования структуры собственности богатой городской верхушки являлось пополнение числа горожан из среды мелкопоместного военно-служилого слоя – бояр. Обосновавшись в городах, бояре, не покидая меча, обзавелись безменом и ремесленным инструментом. Особенно заметный слой городского населения они составили в Полоцке и Витебске. Среди городской верхушки была и шляхта.