Новокузнецк - Рефераты по географии

Страница: 11/12

Таким образом, анализ имеющегося материала позволил сделать следующие выводы.

Годонимия в языковом портрете современного города является элементом, наиболее тесно соотнесенным с историческим развитием, а, следовательно, более всего отражающим специфику города. Так, количество новокузнецких улиц (1047 номинаций) связано со строительством градообразующего предприятия (Кузнецкого металлургического комбината). Приезжающие на работу добровольцы селились хаотично, образуя небольшие группы домов, которые впоследствии получили статус улиц.

Годонимия сибирского города охватывает широкий круг лексики, включающий как общеупотребительные наименования, так и профессиональные. В красноярской годонимии наиболее ярко представлены антропонимы - 52%, что на 30% больше, чем в Новокузнецке. Данный факт, по нашему мнению, говорит о Красноярске как о городе, стремящемся увековечить помять об известных людях. Количество улиц с названиями, связанными с профессией жителей, в Новокузнецке в 2 раза больше, чем в Красноярске, в этом мы видим специфическую особенность крупного промышленного города.

Около 70% годонимов Новокузнецка являются семантическими. В их число входят ориентирующие и характеризующие. Внешне ориентирующие годонимы и в Новокузнецке и в Красноярске не выполняют исторически предписанную им функцию (указывать направления к конкретному городу, как, например, в Москве). В основе внутренне ориентирующих годонимов могут лежать названия как производственных, так и природных объектов (например, ул. Кирзаводская и ул. Прудовая в Новокузнецке; ул. Магистральная и ул. Приручейная в Красноярске). Названия улиц, имеющие метонимическую ориентацию, позволяют увидеть производственную базу отдельного города (например, ул. Запсибовцев в Новокузнецке, ул. Судостроительная в Красноярске). Характеризующий принцип наименования новокузнецких улиц, включающий характеристику внешнего облика (например, ул. Уклонная, пер. Кленовый), семантику соотнесения с другими улицами (например, ул. Внутренняя, пер. Главный), характеристику жителей и предметов, связанных с их деятельностью (например, ул. Шамотная, ул. Локомотивная) в красноярской годонимии используется менее интенсивно. Например, наименование улиц по профессии жителей не является актуальным, так как все семантически значимые имена лиц ориентируют относительно производственных объектов, т.е. для годонимии Красноярска важны не люди, присутствие которых каким-либо образом характеризовало бы улицу, а то производство, на котором они заняты.

Семиотические названия в новокузнецкой годонимии менее распространены (около 30%). Они отражают историю города в "лицах" (ул. им. Бардина - главный инженер КМК и др.). Система годонимов Красноярска семиотична в целом, при этом более одной трети отвечает демонстративному принципу наименования (ул. Парижской Коммуны, ул. 9 Мая). Что касается меморативного принципа, то в соответствии с ним в новокузнецкой годонимии образовано 82% семиотических наименований, из них 42% названы в честь горожан, что в полтора раза больше, чем в Красноярске.

Семантичность новокузнецкой годонимии в целом достигается за счет преобладания в количественном отношении названий небольших периферийных улиц. Имена крупных центральных улиц города являются в основном семиотическими.

Анализ названий торговых объектов (эмпоронимов) показал, что наиболее часто для наименования магазинов в обоих городах используется предметная лексика (около 39% в Новокузнецке, 40% - в Красноярске). Например, “Меха и кожа”, “Кожаный диванчик”. На втором месте по популярности – имена лиц (“Алладин”, “У Олега”, “Котенок Гав”). “Престижность” названия достигается использованием элементов престиж, люкс, элита, евро- и подобными (“Элитпарфюм”), в Новокузнецке семантику престижа несет само имя (“СиньОр”, “Оскар”). “Природная” лексика тоже достаточно продуктивна в наименованиях небольших магазинов и киосков (“Лев”, “Скалярии”), использование лексики с ментальной семантикой традиционно невелико (“Знание”, “Мысль”, “Эрудит”). В Красноярске не зафиксированы номинации с пословично-поговорочной тематикой (в Новокузнецке “7 / 1”, “От Зайчика”). Этот факт, как и отсутствие в ономастиконе некоторых номенклатурных терминов (зал, квартал) можно считать временным явлением.

С точки зрения ономасиологии эмпоронимия может содержать различные элементы ситуации купли/продажи (субъект – “Покушай у Ксюши”, объект “Наша пряжа” и др.). В отличие от Красноярска, в новокузнецкой эмпоронимии почти не представлены многоэлементные номинации, (например, Об + Адр “Все для Вас”; Суб + Об “Мебель от производителя”; Об + Гео “Парфюм на Енисее”; Об + Лок “Kodak на Мира” и др.).

Современная эмпоронимия и в Новокузнецке и в Красноярске использует сходные способы наименования: онимизация апеллятива (“Жалюзи”, “Круиз”); сложение, в том числе усеченных основ (“Запсибуголь), с аналитическим прилагательными (“Электромир”, “Авторай”), с частями сложносокращенных заимствований (“Аква Блюз”, “СКлайн”); составные наименования (“На Взлетке”, “Продукты у тещи”); заимствования (около 10%), в том числе транслитерацию (“Лайф”, “Минимаркет”), трансонимизацию (“Mustang”, “FABIANI” ).

Субстантивная модель наименования эмпоронимов более продуктивна, чем адъективная (в Новокузнецке – около 75%, в Красноярске – более 80%).

Современная эпиграфика Новокузнецка существенно не отличается от Красноярска. Она занимает все пространство города: улицы, магазины и учреждения народного хозяйства, транспорт, дороги. Рекламные тексты могут располагаться как на традиционных щитах-носителях, так и занимать новые пространства (асфальт, пол, флаги, плакаты). Современная эпиграфика отличается жанровым многообразием. В обоих городах используются призывающие, манифестирующие, информирующие, ориентирующие жанры. В роли автора может выступать администрация города, руководители предприятий, горожанин как частное лицо.

Одной из характерных черт лингвистического облика Новокузнецка является использование текстов социальной эпиграфики, под которой мы понимаем все тексты фатической коммуникации, каким-либо образом влияющие на настроение горожан и регулирующие отношения между городом и горожанином. Наиболее ярко в городе представлены этикетные жанры: поздравление: С праздником, дорогие металлурги!; благодарность: Спасибо дедам, что мы есть!; пожелание: Мира, добра и радости и др. Характерной чертой языкового быта Новокузнецка является официальная социальная эпиграфика, функция которой - повышение позитивного настроя горожан и укрепление их гражданственной позиции (Мы любим тебя, город!; Горжусь твоею красотой). В Красноярске тексты социальной эпиграфики функционируют в гораздо меньшем объеме и носят в основном бытовой характер (Мариночка привет!)

Таким образом, в современном языковом облике двух сибирских городов действуют одни и те же тенденции, делающие их в общих чертах похожими. Зафиксированные отличия носят во многом частный характер.

Элементы языкового быта, отличающие Новокузнецк от Красноярска, могут лежать также в области языковой рефлексии горожан. Данная тема может стать предметом отдельного изучения.


Литература

Антонов А. Главный проспект // Кузнецкий рабоий. – 1981. – 3 апр.

Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. – 1981. – №4. – С.356-367.

Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М.: Изд-во “Языки русской культуры”, 1999. – 896с.

Афанасьев В. Первый среди равных // Кузнецкий рабочий. – 1981. – 21 мая.

Березуцкий И.В. Современная городская эпиграфика: опыт филологического описания (на материале Советского района г. Красноярска): Дипломное сочинение. Архив кафедры русского языка КГУ. – Красноярск, 1997. – 58с.

Березуцкий И.В. Возможности номинативной политики в названиях торговых учреждений (на материале эмпоронимов Красноярска) // Теоретические и прикладные аспекты речевого общения. – Красноярск – Ачинск: Красноярский университет, 1997. – Вып.6. – С.22-24.

Беркович М. Мальчишки с улицы Тельбесской // Стальное сердце Сибири. – Кемерово: Изд-во “Книга”, 1982. – С.151-158.

Берлин А.Б. Киров в Сибири // Кузнецкий рабочий. – 1986. – 28 марта.

Берлин А.Б. Новокузнецк в солдатской шинели. – Новокузнецк: Изд-во “Кузнецкая крепость”, 1995. – 298с.

Богин Г.И. Рефлексия и интерпритация: принципы потенциальной понятности каждого текста // Вопросы стилистики: Межвуз. сб. научн. тез. – Саратов: Издательство Саратовского ун-та, 1998. – С.62-68.

Букчина Б.З., Золотова Г.А. Слово на вывеске // Русская речь. – 1968. – №3. – С.36-42.

Вандакурова Е.А. Эмпоронимическая рефлексия в речи современного горожанина (на материале названий торговых предприятий Красноярска): Дипломное сочинение. Архив кафедры русского языка КГУ. – Красноярск, 2000. – 68с.

Вандакурова Е.А. Языковой портрет Туруханска: ономастикон: Курсовая работа. Архив кафедры русского языка КГУ. – Красноярск, 1998. – 34с.

Вертышева И.Г. Особенности годонимии современного сибирского города (на материале г. Новокузнецка): Курсовая работа. Архив кафедры русского языка КГУ. – Красноярск, 2000. – 47с.

Вертышева И.Г. Современная городская эпиграфика (на материале г. Новокузнецка): Курсовая работа. Архив кафедры русского языка КГУ. – Красноярск, 2001. – 62с.